Журнал

Наука - это систематическое расширение области человеческого незнания (Р. Гутовский)

Previous Entry Share Next Entry
Адольф Грили
elis_per
«Протей» высадил экспедицию в тысяче ста милях к северу от полярного круга. Лед сковал корабль и не давал ему уйти.
Три дня, пока «Протей» было видно из их лагеря, Грили задерживал завтрак на полчаса, ожидая одного из помощников Фредерика Кислингбери. Отвечая на упреки, тот сказал, что надо было начинать без него. Офицеры в любом случае не должны подниматься вместе с рядовыми членами команды, добавил он. Немного позже он написал Грили письмо, где утверждал, что тот, как ему кажется, не оказывает ему должного доверия и хочет от него избавиться.
Грили созвал совет офицеров достаточно далеко от хижины, чтобы их разговор не был слышен рядовым. Он зачитал письмо Пейви, Локвуду и Кислингбери и сказал, что он не большой любитель намеков, и если бы офицер ему не подходил, он обязательно сообщил бы ему об этом прямо. Находившийся в расстроенных чувствах Кислингбери ответил, что недружелюбное обращение Грили произвело на него именно такое впечатление. Грили уточнил у Кислингбери, хочет ли тот уволиться, и тот ответил утвердительно.
Кислингбери шагал к «Протею» с вещами в руках — до судна оставалось полмили, — когда во льдах открылся проход и корабль начал отплывать. Тот долго смотрел ему вслед, словно не веря своим глазам, затем развернулся и пошел назад к Форт-Конгеру. Грили издал письменный приказ, согласно которому Кислингбери получил статус «временно пребывающего на станции в ожидании транспорта» — иными словами, гражданского лица, не имеющего права требовать чего-либо от рядовых членов команды.


Грили и его команда прибыли в Арктику на пароходе «Протей» в августе 1881 года, экспедиция была рассчитана на двухлетний срок. На следующий год их должен был навестить корабль, чтобы забрать с собой больных, высадить людей, привезенных им на смену, и обеспечить команду всеми необходимыми запасами.

В октябре началась полярная ночь. Напряжение нарастало. От полного распада коллектив спасала работа и упрямое соблюдение повседневного ритуала нормальной жизни. Они ели посеребренными приборами на скатерти, которую стирали два раза в неделю. Смотрели на северное сияние и записывали свои наблюдения... В попытке предотвратить печальные последствия праздности Грили начал преподавать своим людям математику, грамматику, географию и метеорологию, которой овладел за время службы в сигнальных войсках. Дважды в месяц он рассказывал им о других полярных экспедициях и о Гражданской войне. Лейтенант Джеймс Локвуд выпускал газету «Арктическая луна», содержавшую новости и комментарии «лучших умов страны». Каждый день они производили около пяти сотен замеров с помощью своих инструментов. Чтобы регистрировать все движения грунта, они соорудили маятник, им удалось нанести на карту часть прилегающих территорий и обустроить несколько хранилищ. Наивысшим достижением стало путешествие лейтенанта Локвуда, прошедшего на санях примерно тысячу миль и достигшего отметки 83 градуса 25 минут северной широты — на четыре мили севернее, чем предыдущий рекорд.

Здесь нужно заметить, что ни один из кораблей, направленных за эти два года к зимовью Грили не достиг пункта назначения. К началу августа 1883 года в форте оставалось ещё достаточное количество продовольствия, чтобы продержаться год в режиме экономии. Однако инструкции, оставленные Грили, предписывали тому, в случае отсутствия судна, покинуть форт не позднее сентября и идти к югу навстречу спасательному судну, или до острова Лителтон на западном побережье Гренландии.
Оставив тарелки на столе и простыни на кроватях, оставив коллекции окаменелостей, образцы мхов и лишайников, десять музыкальных инструментов, чучела птиц, несколько курток из тюленьей кожи, двадцать три собаки и достаточно еды, чтобы прожить в случае возвращения, Грили и его люди забили дверь гвоздями и покинули Форт-Конгер на паровом катере «Леди Грили» в августе 1883 года. За катером шли на буксире две лодки и ялик, нагруженные провиантом. Грили и его команда прожили в Форт-Конгере 721 день. Собаки лаяли вслед отплывающим лодкам.
Согласно журналу экспедиции, тринадцать дней они дрейфовали с паковым льдом, «сильно страдая от холода».
В октябре 1983 г. они перебрались на мыс Сабин, где соорудили себе убежище из камней высотой в три фута, крышей служила перевернутая вверх дном китобойная лодка. Вскоре его замело снегом. Лагерь они назвали «Кэмп Клей».
Грили приказал ограничить расход провианта 400 гр на человека в день, надеясь таким образом дотянуть до весны. В начале ноября он отправил четырех рядовых — Райса, Фредерика, Элисона и Линна — за ста сорока четырьмя фунтами мяса, которые, как он думал, были оставлены в сорока милях от лагеря экспедицией Нэрса. Восемь дней спустя в два часа ночи возле стоянки появился обессиленный Райс и еле слышно выдохнул: «Элисон умирает в заливе Росса». Элисон отморозил себе руки и лицо. «Бедняга всю ночь кричал от боли», — писал Фредерик. Утром Элисон не смог встать на отмороженные ноги. Чтобы положить его на сани, им пришлось оставить мясо. На следующую ночь они снова были вынуждены отогревать его. Днем его лицо заледенело, веки замерзли и не открывались. Начал дуть сильный ветер. Линн и Фредерик забрались в мешок к Элисону, а Райс направился к лагерю, до которого оставалось двадцать пять миль. Путь занял шестнадцать часов. Все это время Фредерик и Линн лежали в мешке с Элисоном: они пытались кормить его говядиной, но им это не удалось — его губы заледенели и не раскрывались. Он только лежал и стонал... Через несколько часов Элисон обмочился, и замерзшая моча превратила мешок в ледяной кокон, в котором они не могли даже пошевелиться, — так им пришлось провести восемнадцать часов. Когда прибыла помощь, Элисон попросил: «Убейте меня, ладно?» Чтобы вытащить его, мешок пришлось разрезать. Они завернули его в одеяло и на санях отвезли в лагерь.

К середине ноября Грили снизил паек до 113 гр в день. «Все мы немного не в себе, — писал Брейнард у себя в дневнике, — и можно только удивляться, что мы еще не сошли с ума окончательно». Локвуд составлял списки блюд, которые он собирался съесть после того, как будет спасен... Например, таких: «Апельсины и ананасы порезать и перемешать, потом посыпать тертым кокосом». Сразу после этих слов идут размышления о том, жив ли его отец и смогут ли они еще увидеться. В другом месте он пишет: «Я обещал, что, когда мы вернемся в Вашингтон, я приглашу Брейнарда на ужин — приготовлю батский пирог, тушеные устрицы, творог и кекс с клубничным джемом. После ужина мы покурим, а затем приступим к вину и кексам». И еще: «Я пригласил Фредерика и Лонга прийти ко мне в гости отведать клубничного джема с ромовым пирогом».
Первым умер Кросс. Накануне он колол дрова, а на следующий день впал в кому и скончался через двое суток. Они зашили тело в холщовый мешок, Грили прочитал заупокойную молитву, затем труп положили на сани и отвезли на холм над озером, которое Грили назвал озером Кросса. В отсутствие подходящих инструментов они выкопали неглубокую могилу руками. Кросс умер за день до своего сорокалетия. Среди его вещей был обнаружен запас хлеба и масла — покойный собирался праздновать юбилей.
В марте на небе снова показалось солнце. Кристансен и Фрэнсис Лонг отправились на поиски дичи, прошли семьдесят пять миль, но так и не напали на след. В это время Грили так описывал своих подчиненных: «Двадцать четыре изголодавшихся мужчины, двое из которых не могут ходить, а еще шестеро не в состоянии поднять фунт веса».
У подножия ледника в миле от лагеря, в углублении, заполнявшемся водой во время прилива, Райс расставил сети для ловли креветок, используя в качестве наживки обрывки кожи и иногда водоросли (пока люди еще были в состоянии их собирать). Креветки были очень маленькими и состояли почти сплошь из панциря. Восемь сотен морских мух — так их называли — весили около 28 гр. Они никому не нравились, но все их ели.
Каким-то чудом им удалось убить медведя, который подошел близко к стоянке. Убитый медведь замерз, его можно было разделать только ручной пилой, но, похоже, ни у кого не было на это сил.
К утру 1 июня 1984 г в живых оставались ещё 14 человек. Днем умер тот самый "временно пребывающий на станции в ожидании транспорта" лейтенант Кислингбери.
Брейнард продолжал ходить к заливу, чтобы расставлять сети для ловли креветок, но 10 июня он записал, что сети пропали вместе с наживкой. Двенадцатого числа он забрался на вершину холма, и там, на высоте приблизительно ста футов, установил сделанный из лоскутов флаг в надежде, что его увидит какой-нибудь китобой. Порыв ветра сорвал флаг, но на следующий день Брейнард поднялся на холм и водрузил его на место...
Капитаном корабля, отправленного к ним на выручку, был лейтенант Винфилд Шлей. Один из его матросов, исследуя остров Бреворта неподалеку от лагеря «Кэмп Клей», обнаружил оставленную Грили пирамиду из камней, а внутри — записку, где говорилось, что лагерь экспедиции находится на мысе Сабин. Записка была датирована октябрем 1883 года. Шлей знал, что найденных Грили запасов должно было хватить только на сорок дней. Корабль Шлея сумел пробиться сквозь еще остававшийся в заливе лед — порой приходилось расчищать путь торпедами.

В 8.30 вечера 22 июня лейтенант Колвелл с корабля «Тетис», высадившийся на мысе Сэбайн, заметил на гребне скалы фигуру одинокого человека, размахивающего сигнальным флагом. Это был рядовой Лонг. Его лицо и борода «были покрыты кровью», сообщает журнал. Он как раз подстрелил утку и уже начал есть ее сырой.

А затем была обнаружена палатка с выжившими. Колвелл ножом сделал продольный разрез в тенте и заглянул внутрь. Открывшаяся его взору сцена была ужасна:
"Ближе ко входу лежал человек с отвисшей челюстью и остекленевшим, неподвижным взором, не обнаруживавший признаков жизни. Напротив него лежало существо, только отдаленно напоминавшее человека. Оно было без ног и без рук. К обрубку правой руки была привязана ложка. Двое других сидели на земле в центре палатки с резиновой бутылью в руках, пробуя вылить её в котелок. Напротив стоял на коленях, поддерживаясь руками, человек с длинной путаной бородой, глаза которого сверкали лихорадочным огнем. Он был одет в халат, превратившийся в грязные лохмотья. Голову его прикрывала красная феска. «Не Грили ли вы?» — спросил Колвелл. «Да, — раздался в ответ слабый голос, — я — Грили. Нас осталось семеро… Вот они тут… умираем… как подобает мужчинам. Сделано, что надо было…» И он упал в изнеможении.
Около палатки лежали непогребённые трупы умерших за последнее время. Тела десятерых лежали на склоне холма в 50-ти ярдах от палатки, похоронен был лишь один — первый умерший. Позднее на телах шестерых погибших (Кислингбьюри, Джюэля, Ральстона, Генри, Уислера и Эллиса) были обнаружены отрезанные острыми предметами части плоти.
C большой осторожностью оставшиеся в живых — Адольф Грили, сержант Дэвид Брэйнард, рядовые Френсис Лонг, Морис Коннелл, Джулиус Фредерик, Генри Бидербик и Джозеф Элисон (который умер от полученных ещё в ноябре тяжелейших обморожений конечностей 8 июля в Годхавне) были доставлены на судно, которое 17 июля доставило их в Сент-Джонс.

Wikipedia
"Ледовый шар" Алек Вилкинсон (Alec Wilkinson). Перевод с английского Илья Файбисович


?

Log in

No account? Create an account